Кто определяет учебники по которым учатся наши дети?


Ко мне обратились родители детей из Самарского лицея информационных технологий, которые вынуждены ломать успешную программу подготовки детей из-за требования прекратить заниматься  по известному учебнику математики Людмилы Петерсон. 

Я стал разбираться и выяснилась удивительная вещь.  

С одной стороны, есть факты: у тех, кто занимается по учебнику Петерсон,  на 25% выше средний балл на ЕГЭ по математике (выборка около 30 000 учащихся из 56 регионов России). 75% от общего числа кандидатов в национальную сборную России по математике и более 60% от общего числа участников региональных математических олимпиад занимались по этому учебнику.

С другой стороны, еще в 2014 году эксперт Любовь Ульяхина (автор учебников по русскому языку) написала, что «содержание учебника Петерсон вряд ли призвано воспитывать чувство патриотизма и гордости за свою страну и свой народ», поскольку «герои произведений Дж. Родари, Ш. Перро, братьев Гримм, А. А. Милна, А. Линдгрен, Э. Распе, гномы, эльфы, факиры со змеями, три поросёнка вряд ли призваны воспитывать чувство патриотизма и гордости за свою страну и свой народ».

С тех пор российские школы насильно переводят на другие учебники. Зачем? Дети, которые учатся по учебнику Петерсон, побеждают на международных Олимпиадах. Как можно брать и запрещать хороший, проверенный учебник ради неизвестно чего?

Я последний, кого можно упрекнуть в недостатке патриотизма. Но не надо путать  идиотизм и патриотизм. Учебник математики должен быть в первую очередь, качественным, а не патриотичным. Патриотизму учат не на уроках математики.

Надо выяснить идёт ли в данном случае речь о коррупции или глупости, но опыт показывает, когда на кону миллиарды бюджетных рублей, чиновник только притворяется дураком. Есть серьезное подозрение, что запрет учебника Петерсон  вызван не «антипатриотичными» тремя поросятами, а чьими-то финансовыми интересами.

Любая закрытость в вопросе, определяющем развитие рынка в 30 миллиардов рублей – питательная почва для коррупции. Нужно сделать систему выбора учебников максимально прозрачной, определить правила отбора экспертов, у которых не будет конфликта интересов, но будет авторитет в педагогических кругах.

К определению Федерального перечня учебников должны подключиться  Федеральная антимонопольная служба, депутаты Госдумы, представители общественности. Нужен строгий контроль за тем, чтобы экспертиза учебников не стала механизмом монополизации рынка.

Намерен в ближайшее время направить депутатские запросы в Министерство просвещения, Рособрнадзор, Российскую академию образования  и Федеральную антимонопольную службу. Если не поможет, то обращусь в Генеральную прокуратуру.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded